DSC_1593

Христос Воскресе!

Дорогие Братия и Сестры!

Христос Воскресе! Воистину Воскресе!

Чарующее душу предвкушение пасхальной ночи охватывает нас уже на богослужении Великой Субботы. Но наши чувства в этот скорбно-радостный день несоизмеримы с чувствами апостолов, пребывавших в неведении и страшном для них субботнем покое отчаяния и утраченных надежд. Они еще не понимали, что во время Своей последней Пасхи на Тайной вечере Иисус Христос произнес слова и совершил действия, изменившие смысл иудейского праздника и всей истории человечества. Он Сам занял место пасхальной жертвы, и ветхая Пасха стала Пасхой нового Агнца, закланного ради очищения людей единожды и навсегда. Говоря ученикам о Своей близкой смерти как о пасхальном жертвоприношении, в котором Он — новый Агнец, закланный «от создания мира», Христос учредил новую пасхальную трапезу — таинство Евхаристии.

Глубочайшая взаимосвязь ветхой и новой Пасхи, их сосредоточенность (упразднение одной и начало другой) в лице Иисуса Христа объясняют, почему праздник Его Воскресения сохраняет и ветхозаветное название Пасха. «Пасха наша — принесенный в жертву Христос», — говорит апостол Павел. Так в новой Пасхе произошло окончательное завершение Божественного замысла о восстановлении падшего человека в его первоначальном, «райском», достоинстве — его спасение. «Ветхая Пасха празднуется из-за спасения кратковременной жизни иудейских первенцев, а новая Пасха — из-за дарования вечной жизни всем людям», — говорит святитель Иоанн Златоуст.

Об этой ночи, изменившей ход мировой истории, знают все. Мы готовимся к ней заранее, но каждый раз переживаем полунощное Откровение заново. К этому невозможно привыкнуть.

Как долго тянется день…Поздним вечером мы собираемся в изукрашенном храме и слушаем чтение Книги Деяний Апостольских, повествующей о первых шагах Церкви Христовой.

Около половины двенадцатого ночи звучит последний великопостный канон («Не рыдай о Мне, Мати, видя во гробе Сына…»), и празднично облаченные священнослужители безмолвно переносят Плащаницу из храма в алтарь. Здесь, на святом престоле, она будет покоиться до Вознесения, — в память сорокадневного пребывания на земле Воскресшего Господа. Воцаряется тишина, и из-за закрытых Царских врат доносится пение:

«Воскресение Твое, Христе Спасе, ангелы поют на небесах…»

Врата медленно открываются, и под пасхальный перезвон колоколов торжественный крестный ход вступает в ночь, рассекая ее тысячами колеблющихся в руках верующих огней. Процессия символизирует собою жен-мироносиц, шедших ко Гробу Спасителя в предутренней мгле и извещенных о Его Воскресении перед входом в гробовую пещеру. В память этого и наша пасхальная Заутреня начинается на улице, предзатворенными дверьми храма, а священник знаменует собой ангела, отвалившего камень от дверей Гроба.

Через несколько мгновений звучит пасхальный тропарь:

«Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровал!».

Его подхватывают все, стоящие у храма, и торжествующее победу над смертью славословие, устремляется вверх, чтобы присоединиться к славословию ангельскому. Церковные врата отворяются, и мы вступаем, как в Царствие Небесное, в храм, блистающие огни которого невольно слепят глаза.

«Христос воскресе!» — восклицает священник, обращаясь к народу. «Воистину воскресе!» — гремят ему в ответ сотни голосов. Крест, многократно предносимый во время каждения, символизирует явления Иисуса Христа ученикам, а благоухание фимиама означает ту неизъяснимую радость, которой сопровождалось каждое явление. Начинается Пасхальная Заутреня и затем Пасхальная Божественная Литургия. Все на одном дыхании, во всем праздничное ликование.

По окончании Пасхальной Литургии нас уже ждет, как правило, праздничное пиршество, рóзговенье, — первое вкушение освященной скоромной пищи.

Чтобы как можно наглядней выразить смысл великого пасхального торжества, Церковь ввела в употребление и освятила некоторые обычаи, которыми мы зримо «обряжаем» и делаем доступными для всех наши мысли и переживания.

К числу особых пасхальных обрядов относится благословение артоса, красных яиц и некоторых других кушаний.

Пасхальный кулич по своей форме напоминает артос. Áртос в переводе с греческого языка означает просто «хлеб». У нас так называется высокий круглый хлеб, напоминающий большую просфору. Он освящается в каждом храме по окончании ночной пасхальной Литургии. Пасхальный артос — символ самого Иисуса Христа. Пасхальный кулич на праздничном столе символизирует Божие присутствие в мире и в человеческой жизни.

Обычай дарить яйца восходит еще к дохристианским временам. Народы Азии преподносили их в знак уважения в день нового года, дня рождения и других важных случаях, желая при этом прибавления потомства (яйцо для этого — хороший знак!), долголетия и умножения богатства. Объяснение обычая красить пасхальные яйца в красный цвет находим в произведениях раннехристианской литературы, не вошедших в библейский канон, в которых рассказывается об обращении в христианскую веру Римского императора Тиверия. Желая остановить проповедь святой Марии Магдалины, которая преподнесла императору яйцо со словами; «Христос Воскрес!»,Тиверий заявил, что он скорее готов поверить в превращение белого яйца в красное, чем в возможность оживления умершего. Яйцо покраснело, и это стало последним аргументом в полемике, которая завершилась крещением римского царя.

Для нас же пасхальное яйцо — замечательный символ скрытой жизни, победоносно сокрушающей мертвенную скорлупу гроба. Обмениваясь яйцами при пасхальном приветствии, мы зримо напоминаем друг другу о главном догмате нашей веры — Воскресении Богочеловека Иисуса Христа.

Кроме того, в Светлую неделю колокола могут освящать воздух своим радостным звоном день и ночь (это зависит от усердия и здравого смысла звонарей). Колокольный звон — знак Божественной победы над древними врагами человечества — диаволом и смертью.

Следует также помнить, что Светлой седмицей не заканчивается празднование Воскресения Христова. Чествование этого величайшего для нас в мировой истории события продолжается в течение сорока дней (в память сорокадневного пребывания на земле Воскресшего Господа) и завершается «Отданием праздника Пасхи» — торжественным пасхальным богослужением накануне праздника Вознесения. Здесь — еще одно указание на превосходство Пасхи перед другими христианскими торжествами, из которых ни один не празднуется Церковью более четырнадцати дней. «Пасха возвышается над другими праздниками, как Солнце над звездами», — напоминает нам св. Григорий Богослов.

«Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!» — приветствуем мы друг друга в течение сорока дней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>